Владимир Пугач в фейсбуке написал, что в апреле 1986-го ему было 10 лет. В Пинске, где он рос, «многие узнали о катастрофе день в день, 26 апреля».

«В школу я ходил во вторую смену, и родители успели оставить меня дома. Впервые в моей жизни я не был этому рад. Как и все советские дети, из уроков начальной военной подготовки я хорошо знал, что такое атомный взрыв и как действует радиация. Был ослепительно-яркий солнечный день. Я смотрел в окно и ощущал ужас. Леденящий страх перед невидимой, неосязаемой стихией, которая хладнокровно убивает все живое. Угрозой, от которой не защитят ни толстые стены, ни мама с папой, ни армия…

В этом апреле мне 45. И, кажется, мало что изменилось.Техногенные катастрофы сменяются социальными потрясениями, а мы все так же с ужасом выглядываем в окна, беспокоимся и не спим из-за близких, переживаем боль утрат, боимся неизвестности и надеемся на лучшее…»