Александр Лукашенко 29 октября неожиданно сменил министра внутренних дел. На место Юрия Караева назначен генерал-майор милиции, начальник ГУВД Мингорисполкома Иван Кубраков.

Иван Кубраков. Фото ont.by.

Родился Кубраков в 1975 году в деревне Малиновка Костюковичского района. Окончил Минскую специальную школу МВД и Академию МВД Беларуси. В милиции служит с 1995 года. Начинал работать участковым в Центральном районе Минска, потом возглавил милицию этого района. Руководил милицией Заславля.

«Когда окончил среднюю школу милиции и надо было распределяться, мои друзья, которые уже работали в правоохранительных органах, советовали идти на любую должность, кроме участкового. Предрекали мне бессонные ночи и адскую работу. Но никого не послушал. В 2001 году получил участок в Центральном РУВД и понял, что это еще сложнее, чем мне рассказывали. Однако не жалею о своем выборе: благодаря этому получил бесценный опыт», — говорил он о начале своей работы.

Издание «Минск-Новости» пишет, что именно Кубракову принадлежит идея возвращения подразделениям милицейского спецназа названия ОМОН. Это предложение майор Кубраков высказал на совещании у министра Шуневича в 2012 году, министр его поддержал.

Кубраков стал начальником милиции Витебской области, сменив Игоря Евсеева. А в марте 2019 был назначен начальником минской милиции.

«Если граждане перестанут выходить на улицы и нарушать закон, тогда не будет ни применения физической силы, ни оснований для применения спецсредств», — говорил Кубраков после президентских выборов.

Но это всё относится к официальной биографии. «НН» узнала и частные страницы жизни Ивана Кубракова.

Кубраков родом из Костюковичского района, который расположен на самом востоке Беларуси — до границы с Россией меньше 20 километров. Родная деревня Малиновка совсем небольшая, в советское время там было 33 двора, а сейчас остается всего четыре жителя.

Раиса Леоновна — дальняя родственница Кубракова — о назначении его министром еще ничего не слышала. «Ну что я могу сказать? Хороший парень, не пьет, ни курит, всегда уважительно ко всем относился».

Родителей нового министра уже нет в живых. Отец умер лет двадцать назад еще молодым, ему не было и 60 лет. А мамы Анны Владимировны не стало в этом году, ей было более 80 лет.

Мама работала в бригаде в колхозе, кормила телят. Отец работал на хлебозаводе в соседней деревне Белынковичи, а когда предприятие закрыли, тоже устроился в бригаду, работал и сторожем, и пастухом.

У Кубраковых пятеро детей — все сыновья. Была дочь, самая старшая, но умерла в детском возрасте. Все братья Кубраковы живут в Минске. «Старший Коля тоже в милиции работал, но сейчас на пенсии, где-то еще подрабатывает. Миша — шофер, возит начальство. Витя — тоже шофер, в командировки дальние ездит, а Сергей на каком-то предприятии работает, но я сильно не разбиралась, что за оно», — говорит тетя Ивана Кубракова Валентина Матвеевна.

«Ваня — самый умный из братьев. Не пьет ни грамма, никогда. Не курит, правда, все ребята не курят, только старший Коля, кажется», — продолжает Валентина Матвеевна.

С женой Кубраков знаком со школьной скамьи, она из соседней деревни Белынковичи. Поженились почти сразу после школы. У них двое детей. Старший сын Владимир, как говорят сельчане, тоже милиционер. А дочь Елизавета — школьница.

«Смотрю телевизор, плачу, когда уже эта война закончится. Плохое творится. Квартиры же есть. Сытые, не голодные, что еще нужно этим людям? Лукашенко войны не допускает — уже молодец. На выборах голосовала за него, я же остальных не знаю», — говорит Раиса Леоновна, дальняя родственница Кубракова

А тетя Валентина Матвеевна наоборот говорит, что старается не смотреть телевизор. «Ай, там только режутся, убивают друг друга, что его смотреть?» — говорит женщина. Она гораздо больше обеспокоена тем, что через Малиновку уже много лет как перестали ходить поезда.

«Я 57 лет в этой проклятой Малиновке живу. Хотя бы один автобус ходил — нет. А теперь и поезда нет! Ну пустите вы в субботу-воскресенье, чтобы дочь могла ко мне приехать, пол помыть».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?