В интервью российской журналистке Ирине Шихман Тихановская рассказала, почему народный ультиматум должен сработать.

Светлана Тихановская. Скрин видеоинтервью в проекте Ирины Шихман «А поговорить?»

— Вы объявили ультиматум. Вы понимаете, что вы сейчас всё поставили на карту. В том плане, что сейчас если ничего не выйдет, никто не будет бойкотировать и ничего не произойдет, то вы потеряете всё. То есть я сейчас свергну вас — и не свергаю.

— И что, люди забудут, что это всё было в нашей жизни? Они спокойно: а, ничего не случилось, пойдем-ка дальше на работу.

— Ну это ослабляет вашу позицию, вы понимаете? Если этого не случится.

— Это не ослабляет позицию народа, их волю. Понимаете? Я всего лишь озвучила то, чего просит народ, чего просят белорусские люди. Я и так слишком долго сглаживала, понимаете? Это был посыл от людей: давай-ка уже дедлайн для чиновников. Сколько уже можно? Ну а что не получится? Всё получится. Мы знаем, что белорусы хотят этого, мы боремся.

— Ну вот смотрите. Хотя бы на тему забастовки. Понятно, что тогда в августе уже начинались эти забастовки. И всё равно до конца не все предприятия на это пошли. Тот же «Беларуськалий» или «Нафтан». Сейчас вы почему уверены, что они на это пойдут?

— Тогда это все было стихийно, на эмоциях. А сейчас было время у людей организоваться. Нам невидимы какие-то процессы, а они идут внутри предприятий.

— А почему вы уверены, что страна встанет?

— А я не уверена, я верю.

— Но никакой работы с вашей стороны в Беларуси по этому поводу не ведется. Вы просто это объявили, вам показалось, что люди на это пойдут, и вы в это верите.

— А вы что, считаете, что я сама какую-то работу веду в Беларуси? У нас всё сейчас основано на самоорганизации. Я что, дворовые чаты ходила организовывала? Нет. Я что, организовывала рабочую группу «Белые халаты» медиков? Нет. Бабушек организовывала, которые выходили? Нет. Всё сами. Поэтому я несу ответственность, и каждый человек сейчас в Беларуси несет ответственность за перемены, которых мы так ждем. Это не на мне, не на нём, а на всех. Если ваше желание достаточно сильное, если ваша воля к переменам сильная, то у нас всё получится. Случиться может всякое. Я говорю: я не уверена, но верю, как верит каждый белорус. Как бы там ни пошло, мы будем продолжать бороться.

Тихановская рассказала, каким она видит их с мужем будущее после его освобождения

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?